Здесь за игнорирование правил безопасности – бьют



Реклама:


+ -
0

К экзотическому мордобою, и к попытке ограбления с угрозою пера в бок – и ваших нет, пришлось лететь через всю Африку, с севера на юг. От Каира до Йоганесбурга.

 

Только в  этом полете я понял, своими глазами увидел, что Африка это пустыня  почти полностью, с небольшими вкраплениями зелени, джунглей знаменитых.

 

Когда сели на дозаправку в Зимбабве, где нас не выпустили из самолета, я убедился, что в Африке тепло. В открытую дверь салона самолета можно было вдохнуть очень теплый воздух и полюбоваться зданием аэровокзала Харара. Духота в салоне.

Ну, да бог с ними – египетскими линиями. Где и расстояния между сидениями устроены для миниатюрных особ. Жлобы!

В конце-концов мы пересекли всю Африку сверху-вниз.

 

Йоганесбург, пересадка в довольно аккуратном аэропорту.

Я немного пробовал сервис Бритиш Эйрвейз, Свисс Эйр, Люфтганзы. И должен честно признать, что им далеко до сервиса внутренних линий ЮАР. Может нам повезло?

Но новехонький, чуть ли не с запахом нового авто, самолет.  Светлый салон, широкие кресла, веселые бортпроводницы, внимательные и улыбчивые не натянуто, а по-человечески. Очень вкусное, качественное белое сухое вино, произведенное в ЮАР.

Что тут сказать? Колонизаторы и расисты много хорошего оставили в наследство потомкам. Может к нам парочку на расплод пригласить?  Не для внедреия ксенофобии, а для уроков по тому как организовать жизнь белым гражданам. Слава богу, негров у нас совсем немного.

 

Попутно, что было отлично выполнено в ЮАР:

- дороги

- отели (сеть Холидей Инн – заметно лучше, чем в Нью Йорке)

- еда. Как они любят и умеют поесть! Торты! Рыба, мясные блюда – экселент! Ананасы! Только в ЮАР я понял, что спелый хороший ананас должен быть большим и буквально золотым  по цвету снаружи. Все коричневато – зеленоватое  у нас на прилавках – просто неспелая чушь!

Правда по меркам местным хороший ананас дороже остальных фруктов , то есть 4 доллара штука. И даже у тех, кто торгует «со своей дачи», сидя на заборе у шоссе.

- малахит. Замечательно вырезанные из Заирского малахита фигурки животных. Художники природные, эти шоколадные ребята.

- эбони. Эбони – это черное дерево. Из него вырезают фигурки местных богов. Сюрреалистичные, может быть, здесь Дали грешил? Вытянутые по вертикали, чем – то угрожающие, но в меру. Если с кувшином на голове – значит, этот бог вам принесет изобилие в дом. Разве можно не купить?

- Океан. Каждый день – новый. Нет не по имени. Каждый день – Индийский, но выглядит не так, как ты уже видел. Чудо!

- синие горы. Буквально. Там, ближе к горизонту. Синие.

- кактусы. Те что дома в горшке, с длинными иглами. Но высотой с двухэтажный дом.

Земля райская, конечно. В ноябре, когда весна и цветут деревья голубыми цветами. Поэтому и ад для тех, кто послабее. И это не дань коммунистической пропаганде. Как то в разрыве зелени в стороне от шоссе я увидел негритянский поселок – глиняные хибары. Жуть.

 

Но , отдадим должное африканерам. В ЮАР к 50 млн своего населения  прибавилось 4 млн нелегальных мигрантов, которым здесь, у расистов, хотя бы есть , что покушать.

 

Но последствия такого количества мигрантов очень серьезные. Уровень преступности зашкаливает. И при всей тренированности полиции, обеспечить покой нельзя. Белое населения на фермах спит на винтовках. Белое население повсеместно вооружено, но не напоказ. Оружейные магазины поражают. Но об этом – отдельная история.

Факт налицо. Первое в истории освобожденной от расизма ЮАР крупное международное событие – Всемирный Конгресс МЭК ИСО – потребовало мобилизации полицейских сил . В Дурбан были присланы полицейские из Йоганесбурга, и других мест. Несть им числа.

Набережная , на которой распложены отели и Конгресс – холл была накрыта плотной сетью силовиков в гражданском. Мы были поражены, когда обнаружили, что 200 – 300 метров от отеля к месту проведения конгресса мы не могли преодолеть в одиночестве. Сразу по выходу из здания к нам не скрываясь присоединялся симпатичный парень в гражданском, и сопровождал нас, пока мы не входили  в здание конгресса.

На обратном пути все повторялось снова.

 

Тем не менее, на доске объявлений появилась информация о первых жертвах.

Японец отошел в боковую улочку, где его уже будто ждали. Бритвой изрезали костюм, отобрали кейс. Возместят материальный ущерб.

 

Новозеландец пошел на пляж. Этот новозеландец сидел потом все дни прямо передо мной. Здоровый веселый парень. Так вот. Новозеландец расположился на пляже, к нему подошли сзади, набросили струну на шею. Придушили слегка и обобрали до нитки.

 

Местные грабители привыкли иметь дело с резкими белыми, которые и пристрелить могут. Поэтому и манеры у грабителей на наш взгляд не адекватны добыче. А им – ничего, вполне адекватны.

Всем нам строго рекомендовали и ласково советовали не покидать территорию набережной. А не то – мало ли что.

 

А как же в такой ситуации без русской удали? Хоть мы и числились как украинская делегация , состоящая из интеллигентных донецких, а русская бесшабашность, усугубленная грубоватыми нравами Донбасса?

 

Поэтому, когда я укатил в национальный парк любоваться крокодилами, носорогами и импалами, мои коллеги, серьезные люди, доктора наук – а как дети! Решили полюбоваться запретными территориями за пределами набережной.

 

Отошли недалеко, и почувствовал самый солидный из нас чужую руку у себя в заднем кармане. И, как выросший в шахтерском поселке пацан, ударил сильно не оборачиваясь по этой руке. Ясно показывая свое отношение к своим вещам.

 

Второй наш друг, услышав что-то неладное, обернулся.

И не увидел коллегу. Потому что смотреть уже нужно было под ноги. Тем временем их обоих уже окружили трое, или четверо аборигенов , и показали блестящие под африканским солнцем ножи.

 

Я помог подняться другу, - рассказывал мне Виктор, и оторопел. Никто ничего, «не видел» и помощи ждать было неоткуда. И вдруг, индус в маленьком магазинчике стал в дверях и начал махать руками. Мол, ко мне! И мы не стали анализировать ситуацию, и драпанули так, что пятки сверкали! Получилось. Потом позвонили, и за нами пришли. И проводили в отель. А бандитов искать не стали, а мы сказали что совсем не хотим на них опять посмотреть.

 

Тут и мы с Дэном вернулись от бегемотов и страусов. Рука у коллеги была свезена от запястья до локтя. Как в детстве.  Только на этой жаре микробы здоровые такие, прижелании их, может быть и без микроскопа рассмотреть можно. Тревожно нам.

 

Но Дэн показал, что такое настоящая подготовка офицера секьюрити. Он сам отвел нас в медкабинет, открыл шкафчик , достал оттуда бутылочки – баночки.  И сказал, пустяки, это Меркюри Хром легко продезинфицирует, и завтра все подживет, без нагноения.

За всю свою жизнь, окруженныйсо всех сторон врачами родственниками, и под присмотром отца – инфекциониста к.м.н, я не слышал и не видел этот аналог зеленки ярко малинового цета. Дэн удивился этому, сказал: «Холоднокровней, вы не на работе!»

 

И, как профессиональная медсестра обработал ссадины.

 

Справочно. Вызов врача в отель в Брайтоне, на юге Англии, обошелся поскользнувшемуся коллеге в 100 долларов.  Так что Дэн был в курсе и благороден.

 

Все зажило у отчаянного коллеги, как на носороге.

 

Я этих бастардов, сказал Дэн, стрелял без жалости. Но мы-то знаем, что всех не перестреляешь.

Тем не менее, я купил пистолет, стреляющий пластмассовыми шариками, точную копию Кольт MK IV. Получил бумагу, что он небоевой.

Инструкцию, как провезти, чтоб не скрутили. Есть официальная процедура.

И привез домой. Но это уже иная история.

Мораль. Нашествие мигрантов, скорее всего, и Европу сделает похожей на ЮАР. Технологически современной, но с вооруженным населением и опасную для путешественников.

Реклама:


Добавить комментарий

Автору будет очень приятно узнать реакцию посетителей на свой пост.

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий», я даю согласие на обработку персональных данных.

Комментариев 0