Крокодилы - бегемоты

+ -
0

Реклама:


Дэн – офицер службы безопасности сети отелей Холидей Инн в Дурбане. Он мягко профессионально доброжелательно подружился с нашей троицей – представителями бывшего СССР на Конгрессе Международной электротехнической комиссии. А нам уже не привыкать. Помнится, самое назойливое и неприятное внимание мы почувствовали в свое время в Боснии. Прилипали к нам с Виктором, как двусторонний скоч. Глупо и противно. Так что по сравнению с Боснией, ЮАРовский профи был запредельно высокого качества, и как человек. Помог понять многое в этой непростой стране в непростое время. Голубые горы, Индийский океан, и океан сложных проблем. Вдобавок,  заботливо залечивал травмы после встречи с уличными бандитами. Но об этом – отдельная история.

 

В свою очередь, провожая нас при выселении из отеля, Дэн сказал: «Уф! Коммунистов проводил, и никаких проблем не было»

 

Даже обидно мне стало, не способен я, значит, за неделю развернуть революционную борьбу трудящихся масс. Не оправдал ожиданий простого расиста – сегрегатора.

В ЮАР не важно, кто член, а кто нет. Приехал из бывшего СССР – значит коммунист, хоть Абрамович, хоть Жириновский. Хоть княгиня Романова, наверное.

 

Поэтому, на третий день профессионально опасающийся Дэн предложил мне смотаться на его авто в Национальный Парк, что под Дурбаном, в саванну. Справедливо полагая, что уникальные впечатления отвлекут меня от практики экспорта революции. Принял меня за Троцкиста, наверное.

 

Мои коллеги в этот день планировали посетить этнографическое представление с зулусскими плясками и колдовскими обрядами. Тоже познавательно. Виктор потом меня просветил: «У них там, под травяными мини юбками – черные трусики, я сумел разглядеть». Успокоил.

 

Дурбан расположен в зулусской провинции. Как объяснил мне Дэн, в ЮАР 11 официальных языков, по числу самых крупных народностей. Каждый житель говорит по-английски и на африкаанас. И каждый грамотный белый знает три-четыре «черных» языка. Это вам не Украина, а страна с умным толерантным населением.

 

Итак, на фиате Дэна мы прибыли в заповедник. По дорогам английского качества, или чуть лучшим. Большая доска при въезде гласила, что за воротами – дикий мир. И мы въезжаем на свой страх и риск, и брать на себя ответственность за то, что с нами вдруг случится, администрация не будет.

 

Национальный Парк – создан на деньги филантропа. Это что-то!

 

Забор и ворота. У ворот стоит зеленый домик билетных касс. А рядом чудище – кабан. Живой. Сам небольшой, но с огромными кривыми клыками, которые торчат справа и слева из пасти на 20 сантиметров. Дэн почесал его за ухом и потребовал, чтобы я сделал то же самое. Чудище благосклонно приняло заигрывание.

 

Далее мы въезжаем на ту часть территории, где часть животных сидит в клетках и за загородками. И все время поют петухи. Клубок зеленых мамб за стеклом. Хорошо, что за стеклом.

- Противоядия от их укусов нет. - Это Дэн поднимает градус моего интереса, думаю я.

- Посмотри, какая красавица! – не могу не согласиться. Черная мамба величественно смотрит на нас сквозь стекло, и черный язычок так и мелькает. Облизывается, гадюка!

 

Железнодорожными шпалами, вбитыми в землю вертикально, огорожен большой участок .

Размером 100 на 200 метров. Без деревьев и с водоемом.

 

Здесь широко распахнув ярко-желтые пасти неподвижно лежат огромные крокодилы. Упитанные, не изнуренные диетой. В желтых пастях разгуливают маленькие птички. Крокодилы лежат неподвижно, широкой души земноводные. На маленьких птичек не размениваются.

 

А кукарекание петухов в этом месте стало еще громче.

- Что здесь делают петухи? Ведь это не экзотика?

- Петухами кормят крокодилов.

- А-а-а. Так они, наверное, от ужаса так орут?

 

По статистике люди в ЮАР нередко гибнут, сталкиваясь с представителями местной фауны. Которая за городом и в океане кишмя кишит. На первом месте не змеи и не акулы. Первыми по числу человеческих жертв – крокодилы.

 

Переезжаем на главную территорию заповедника. Закрылись в машине. По своей воле заперты в автомобиле. И по своей воле наружу не выйдем.

 

Рино! Рино! Громко с восторгом шепчет Дэн. И мне понятно, почему шепчет. Как раз посередине грунтовой дороги стоит мамаша носорога с детенышем. Детеныш поменьше нашего фиата, а мамаша заметно крупнее.

Перевернуть и растоптать нас для мамаши не проблема. Несъедобные, пачкаться не хочет, и воняем бензином.

Поэтому дает нам спокойно съехать с дороги и на значительном расстоянии объехать опасную парочку.

Мама есть мама ласковое и бережное создание. Все время, пока мы огибаем носорогов мама-носорог идет вокруг детеныша так, чтобы своим телом постоянно закрывать его от нас – людишек. А вдруг мы китайцы? Ценители носорожьих рогов!

 

Хорошо, что не рассердилась. Хорошо, что Дэн правильно выбрал дистанцию и не сокращал ее. Носорог как немецкий полицейский, за нарушение дистанции взяток не берет.

 

А вот в случае с бегемотами Дэн вообще и приближаться не стал. Показал мне озеро с торчащими головами , что ли, бегемотов. И хватит! А я не капризный. Издалека посмотрел  и доволен.

Потом увидел антилоп. Импала! Импала легкая, грациозная, как солнечный зайчик.

Зато Антилопа Гну никаких ассоциаций со старым небольшим авто у Ильфа и Петрова не вызывает. Если бы не Дэн, я бы решил, что это буйволы. Некрасивые.

 

На закуску Дэн показал, что не все животные добродушны. Меня попробовал атаковать страус. Он подошел и долбанул в стекло клювом. Громко и злобно. Я понял, почему Дэн требовал окна держать закрытыми.  Дэн сказал, что для страусов характерна агрессия.

На том и закончили. Поехали в Дурбан, где меня встретили коллеги с ссадинами, которые Дэн замазывал меркюри хромом. Но это будет отдельная история об уровне преступности и мерах безопасности.

 

А пока завершим эпизодом о подводном мире индийского океана.

Из окна отеля каждое утро смотришь на океан с восторгом. Океан каждый день – другой!  Другой цвет, другой вид. Многокилометровый песчанный пляж. Синие, никогда не успокаивающиеся волны. Чудо!

 

На берегу знаменитый океанариум. В котором рыб масса. И самый знаменитый зал, это зал с акулами. Круглый, с прозрачным стеклянным цилиндром в два этажа высотой и метров 50 в диаметре. Внутри подсветка и рыбы. В основном – большие. По дну все время движутся акулы молот. И их плоская морда хорошо подходит для движения у дна.

Скаты – то там, то здесь.

В среднем слое такие же упитанные, как и крокодилы в заповеднике зубастые большущие черно-белые акулы. Одной из них мы понравились. И по мере нашего движения вокруг стеклянного аквариум он поворачивалась так, чтобы не терять нас из поля зрения.

Не такие уж мы упитанные, чтобы нас выделить из толпы. Одеты как все.

Мы скромные, это следует из того, что повышенное внимание было как-то неприятно. Прочность стекла не вызывала сомнений, но все же.

Кормление у акул в 12 часов. Значит, уже было. Судя по габаритам и гладкости боков, порции этим рыбинам отмеряют щедро. Гурман, что ли?

Зато осьминог был оживлен и очень юыстро ползал по поверхности стекла в персональном аквариуме. Никаких неприятных ассоциаций!

 

Это была стратегическая ошибка.

Не посещайте акулятник перед тем, как вы соберетесь купаться в Индийском океане!

И хотя нам объяснили, что пляжи огорожены сетями. И мы видели, что при повреждении сетей на пляже устанавливают предупреждение о запрете купания.

Все равно теплый замечательный Индийский океан не доставил того же удовольствия, которое я предвкушал до того , как налюбовался на акул.

Ждешь чего то настороженно, пока не вернешься на пляж.

Прошу учесть.

Реклама:

Добавить комментарий

Автору будет очень приятно узнать реакцию посетителей на свой пост.

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий», я даю согласие на обработку персональных данных.

Комментариев 0